Дети и преступники

Институт Блу МаунтинРазноеДети и преступники
Posted by Тарас Литвин |  | No Comments | Июнь 13 , 2016

Дети и преступники

Почему дети становятся хорошими или плохими? Как воспитывать детей? Как детям и взрослым избавиться от чувства вины? Что делать, если совершил преступление и страдаешь от угрызений совести? На эти и другие вопросы дает ответы Аджан Брам в историях из собственной жизни.

Чувство вины у преступника

Перед тем, как почетная, но полная забот должность настоятеля монастыря взвалилась на меня, я регулярно посещал тюрьмы в окрестностях города Перт (Австралия). Все беседы с заключенными я аккуратно записывал, на случай если меня вдруг к чему-нибудь приговорят, тогда у меня будет надежная защита.

Во время своего первого посещения большой тюрьмы в Перте, я был удивлен количеством заключенных, желающих прийти послушать мое выступление о медитации. В зале, где все собрались, яблоку негде было упасть. Наверное, 95 процентов обитателей тюрьмы пришли учиться медитировать. Чем дольше я говорил, тем более беспокойными становились мои пленные слушатели. Через 10 минут один из них, местный главарь, поднял руку, чтобы прервать меня и задать вопрос. Я дал ему слово.

«А правда, что с помощью медитации можно научиться левитировать, летать?»

Теперь мне стало ясно, почему так много заключенных пришли меня послушать. Им всем хотелось научиться медитации, чтобы левитируя вылететь за тюремные стены!

Я сказал им, что это возможно, но только для очень способных учеников и на достижение желаемого результата уйдут многие годы. В следующее мое посещение этой тюрьмы на встречу со мной пришло четыре человека.

За долгие годы обучения в тюрьмах, многих заключенных я узнал очень хорошо. И сделал для себя одно открытие: все заключенные чувствовали свою вину за содеянное. Они жили с этой глубоко вросшей в сердце виной, день и ночь. Знали об этом только их близкие друзья. На людях с лица преступника не сходило дерзкое выражение. Но если завоевать их доверие, если они допустят вас к своему сердцу, тогда вы узнавали их с другой стороны, с обнаженным болезненным чувством вины. Следующей историей мне часто удавалось им помочь — о детях из класса «Б».

Дети класса «Б»

Много лет назад в одной из школ Англии проводился секретный эксперимент. В двух классах этой школы учились дети одного возраста. В конце учебного года провели экзамен, чтобы отобрать детей в классы на следующий год. Но результаты экзамена не раскрывали. Все хранилось в строжайшей тайне и о результатах знали только директор и психологи.

Суть эксперимента состояла вот в чем: ребенок, показавший лучшие оценки, то есть первый в списке учеников, попадал в один класс с детьми, занявшими четвертое и пятое, восьмое и девятое, двенадцатое и тринадцатое места и т.д. Ребенок со вторым и третьим по счету результатом шел в один класс с детьми, у которых были шестое и седьмое, десятое и одиннадцатое, и т.д. места.

Другими словами, на основании набранных экзаменационных баллов детей распределили поровну на два класса. Учителей также тщательно подбирали, чтобы их мастерство и квалификация были примерно одинакового уровня. Даже классные комнаты оснастили похожим оборудованием. Все, что возможно, было сделано одинаковым для обоих классов. Кроме одного – один класс назывался «А», другой – «Б».

Фактически в обоих классах находились дети приблизительно одного уровня. Но все считали, что в классе «А» собраны более умные дети, чем в классе «Б». Некоторые родители детей из класса «А» были приятно удивлены, что их дети показали такие высокие результаты и попали в класс «А», поэтому были к ним особенно благосклонны, часто хвалили их.

В то время как некоторые родители детей из класса «Б» ругали своих отпрысков за недостаточное усердие и лишали их каких-то детских привилегий. Даже манера учителей, преподававших в классе «Б», отличалась – они не ожидали больших результатов от своих подопечных. В течение целого года эта иллюзия старательно поддерживалась. Наконец, пришло время очередного итогового экзамена за прошедший учебный год.

Результаты были отрезвляющими, но не удивительными. Дети класса «А» сдали экзамен на порядок лучше, чем дети из класса «Б». Получилось так, будто в класс «А» собрали лучших детей с самого начала. Они стали детьми класса «А». В классе «Б», хотя они и показали изначально одинаковые результаты, в конце года дети оказались слабее. Они стали детьми класса «Б».

Целый год детям подчеркивали их принадлежность к классу «А» или классу «Б», к ним относились соответствующе, и дети в это поверили – они стали такими, какими их видели все вокруг.

Ребенок в супермаркете

Я прошу своих тюремных приятелей никогда не думать о себе как о преступниках, но как о тех, кто совершил преступление. Потому что если вас называют преступником, обращаются как с преступником, и вы верите в то, что вы преступник – вы им станете. Так это работает.

Маленький мальчик уронил пакет молока около кассы в супермаркете, и все молоко разлилось по полу. «Какой ты неуклюжий», — сказала мать.

Около соседней кассы другой мальчик уронил банку с медом. Она разбилась, и мед растекся по полу. «То, что ты разбил банку – плохо», — сказала его мать.

Первый мальчик получил свою характеристику, возможно на всю жизнь, а другому указали лишь на его проступок. Первый понял это как то, что он глупый и неуклюжий, а второй будет учиться не совершать глупых поступков.

Я спрашивал своих подопечных в тюрьме, что кроме преступления они делали в этот день? Чем они занимались в другие дни? А в целом в своей жизни, что они делали? И потом я повторял историю про два кирпича. Ведь в стене есть и другие кирпичи, которые характерны для того времени жизни, когда преступление не совершалось. Хороших кирпичей намного, намного больше, чем плохих. И кто есть вы – плохая стена, заслуживающая разрушения или хорошая красивая стена с парочкой неправильных кирпичей также как и у всех людей вокруг?

Через несколько месяцев после того, как я стал настоятелем и перестал посещать тюрьмы, мне позвонил один из служащих тюрьмы. Он просил меня вернуться и сказал ценные слова, которые я не забыл до сих пор. Он рассказал, что мои тюремные ученики, отбыв срок, больше никогда не возвращались снова в тюрьму.

Все мы преступники

В предыдущей истории я говорил о тех людях, с которыми общался в тюрьмах, но мое послание адресовано всем отбывающим срок в своей тюрьме под названием «чувство вины». Есть это «преступление», за которое мы мучаемся угрызениями совести, но есть и другие поступки в этот день, год, в целой жизни.

Можем ли мы увидеть другие кирпичи в стене? Можем ли мы увидеть что-то еще кроме глупого поступка, повлекшего вину? Если мы задержимся в классе «Б» надолго, то станем людьми из класса «Б»: поэтому мы не прекращаем повторять одни и те же ошибки и накапливать еще больше вины.

Когда мы увидим и другие стороны нашей жизни, другие «кирпичи в нашей стене», когда мы реалистично посмотрим на всю свою жизнь, тогда чудесное понимание раскроется нам как цветок в сердце: мы заслужили прощение.

Автор: Аджан Брам, из книги Who Ordered This Truckload of Dung? («Кто заказывал этот грузовик навоза?»).

Благодарим медитаторов випассаны за русский перевод. На русском печатается впервые.


Понравилась статья? Подпишись на нашу рассылку!

Add Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

восемнадцать − десять =

New user? | Forgot your password?